Четверг, 09.07.2020, 08:35
Национальная Алкогольная Система
Алкогольный-Чат
Алкоголь-опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 311
Главная » Статьи » Мои статьи

Две большие разницы.
Начнем сегодня с политической новости. Итак, «арбун» победил «арманякий коньяк». Вдумайтесь в официальную фразу: «Правительство Армении на заседании 20 мая приняло решение переименовать товарный знак «Бренди» для армянского коньяка на «Арбун». Галиматья. В то же время, «еще в течение 5 лет после вступления в силу вышеуказанного решения правительства можно будет использовать известное всем наименование «Бренди».

Во многих публикациях перепутано все на свете: «известный во всем мире бренд «Армянский коньяк» перестал существовать после того, как мае 1999 года Ереванский коньячный завод «Арарат» был за 30 млн дол продан французской группе Perno Ricard. Французы против того, чтобы армянский коньяк назывался «коньяком». Это название, с их точки зрения, может носить лишь напиток, произведенный в провинции Коньяк. На бутылках для дальнего зарубежья французское руководство указывало «бренди».

В том то и дело, что «армянский коньяк» сохранили сами французы с 1999 г. по настоящее время, чтобы им можно было продавать успешнее продукцию в России и странах бывшего Союза. И как раз «ЦИФРРА» всегда, как контраргумент отказа России от терминов «коньяк» и «шампанское», приводили пример «армянского коньяка», сохраняемого и поддерживаемого французами.

А теперь французы и армяне решили отказаться от термина «армянский коньяк». Почему именно сегодня? Термин был необходим для продаж на российском, украинском, казахском, белорусском и еще ряде рынков. Причин, на наш взгляд, две. Первая — термин уже отработал и отыграл свое. Кризис резко сократил объемы продаж коньяка из Армении (практически в 2 раза упал экспорт), тенденции на восстановление объемов – нет. Надо осваивать и делать ставку на другие рынки, а для этого – прикрыть политику «двойных стандартов»: в СНГ под одним названием, в цивилизованные страны – под другим. Французы давно отбили свои потраченные деньги. А вторая причина – начало оцивилизовывания рынков Украины, России и т.д. Украина уже в ВТО. Россия уже в озвученном проекте Техрегламента на винодельческую продукцию устами Звагельского озвучила свой возможный отказ через 7 лет от терминов «коньяк» и «шампанское».

Уже после озвучки проекта Техрегламента и подтверждения «Абрау-Дюрсо» хоть сегодня стать просто игристым, появилась информация о том, что Россия все-таки хочет закрепить за собой на мировом рынке название «водка» (то есть: «водка»— это русская водка; а все остальное – «американская водка», «шведская водка», «польская водка», «французская водка» и т.д.). Хотелось бы такого положения вещей, только будет ли за это биться наше государство? В то же время создается Ассоциация рядом с «Росалкголем», которая будет заниматься этим вопросом.

В последних информациях как пример «паразитирования» на русских образах приводится пример непальской водки Ruslan (на бутылке двуглавый «непальский» орел и т.д.), ставшей победителем видного международного конкурса.

Более того, буквально несколько дней назад в одной из публикаций заявлено, что « в госкомпании «Росспиртпром» рассказали, что руководство предприятия ставит перед собой задачу — доказать мировому сообществу, что у России должны быть исключительные права на использование термина «водка». При этом Россия готова добровольно отказаться от использования терминов «коньяк» и «шампанское», которые являются обозначением продукции, производимой в французских провинциях Коньяк и Шампань. Аналогичные права на термин «виски» закреплен за производителями Великобритании и Ирландии».
Нелишне вспомнить, некоторые российские производители, не дожидаясь государственного вмешательства в вопрос, пытаются самостоятельно защитить термин «русская водка» на международном уровне. Так, группа компаний КиН создала во Франции ассоциацию Le Monde des Vodkas Russes (Мир русских водок). Ассоциация зарегистрировала во Франции специальный знак «Authentic Russian Vodka» («Настоящая русская водка»), которым маркирует всю водку, производимую партнерами ассоциации.
Но это пока только начало.

Вряд ли мировой алкогольный рынок пойдет на уступки России в обмен на отказ нами от «коньяка» и «шампанского». Вот на это как раз вообще надеяться не стоит. Слишком неравнозначный для них обмен пешки на королеву. Мы хотим для себя расчистить мировой (без наших объемов) рынок водки (напомним, мы на нем представлены всего на всего 3 млн. дал водки, если перестать называть российской «Столичную» из Риги). А этот рынок (без России и ЛВИ) еще не менее 170 – 180 млн. дал: украинский после легализации мог бы выйти на 50 млн. дал и стать вторым в мире, если бы не рост ставок акциза (это мы теперь хотим, чтобы украинцы писали на своих бутылка «украинская водка»; американский — около 45 млн. дал; польский – около 25 млн. дал; белорусский – около 15 млн. дал и т.д.

А взамен мы готовы отказаться от названия 80 – 100 млн. л российской продукции «коньяком» и 200 млн. л продукции, называемым нами «шампанским». Но французы ничего от этого не выиграют: объемы продаж их продукции в России – условно – менее 2 млн. бутылок французского шампанского в год (чуть больше 1% французского экспорта) и менее 5 млн. бутылок французского коньяка (здесь доля нашего вклада больше) в России от смены названий не вырастут. Здесь просто дело принципа. При этом в каком-то выигрыше – только французская сторона (хотя почти все мировые гранды занимаются французскими коньяками). Какие бы сказки не рассказывали сегодня про рост рынка виски, в течение ближайших 10 лет кризиса виски покажет свое падение в мире, про коньяк и бренди – и говорить не стоит. Тренд водочного развития будет продолжаться и в кризис. Это мы в России утратим в 2010 – 2011 не менее 40 млн. дал ежегодного объема рынка водки и ЛВИ (в основном водки) за счет роста цен на водку и перехода части потребителей на предложенные ей по сходной цене промышленные суррогаты и домашние изделия. А прочий цивилизованный мир водки будет расти.

Надо уже сегодня начинать поить французов, чтобы поддержали будущие водочные инициативы России хотя бы в ЕС.

Тут просто опять появились воодушевляющие материалы в СМИ под названиями «Русская водка захватывает магазины Duty Free». Как-то мы даже наши расчеты возможного нашего там присутствия приводили. Процитируем новый материал: «За последний год водка совершила стремительный прорыв на довольно стабильном рынке продаж алкогольных напитков через магазины беспошлинной торговли Duty Free. Традиционный русский напиток сумел нарастить свою долю в общем объеме продаж алкоголя с 6 до 16%, оставив позади коньяк и ликеры. В прошлом году в аэропортах через магазины Duty Free водки было продано приблизительно на 1 млрд. долл. Если в 2008 году объемы продаж виски через Duty Free опережали продажи водки практически в пять раз, то по итогам минувшего года водка существенно сократила разницу, отставая от виски менее чем вдвое. Российские производители алкоголя, которые ранее воспринимали продажи через Duty Free только как имиджевую часть бизнеса, теперь начали менять свое отношение к магазинам беспошлинной торговли». И т.д. Вряд ли продажи алкоголя в этой системе в 2009 году в целом выросли относительно 2008 г. Тогда получается, что в 2008 г. водки было продано там (16% : 6%= 2,66) в 2,66 раза меньше, чем в 2009 или на 376 млн. дол., а виски на 1,88 млрд. дол. За год водка вышла на 1 млрд. дол, а виски, похоже, остался на мест, если водка теперь отстает менее, чем в 2 раза. Вот это был спурт.

Не будем возвращаться к старым расчетам, но примерная стоимость одной усредненной бутылки водки в этих магазинах – 20 дол (наши там такое покупать не станут), то есть – всего в года там реализуется условно 50 млн. бутылок однозначно преимущественно не нашей водки. Если убрать «Столичную», то нашей из России там может быть, ну, меньше 1 млн. бутылок в год точно.

Если завтра втихаря на всей нашей водке за рубежом будет написано просто «водка», а на всей иностранной поменяют на этикетках названия продукта на «американская водка» и т.д., то потребитель на это даже и внимания не обратит. Поэтому – весь процесс наших российских требований, касающихся водки, должен быть прежде пиаровской мощной компанией на мировом рынке, и лишь во вторую очередь – юридическим процессом. Поглядим на процесс. Здесь надо не столько дорогих зарубежных адвокатов нанимать надо (как это делал «СПИ»), не книжки просить писать авторов вроде еще одного В. Похлебкина (его уже, к сожалению, нет с нами), а лучшую зарубежную пиар-компанию нанимать для этой борьбы будущей нашей Ассоциации за мировой рынок.

Ну, и уж заодно – про восстановление «Русской» «Росспиртпромом». Отличное название, патриотичное для России. Возможно даже политически своевременное. Есть у нас лидер верхнего сегмента «Русский стандарт», а внизу попытаться сделать – «Русскую». Но – не получится, как мы и писали в самом начале истории с «Дымкой», когда РСП еще не говорил о том, что на этот бренд перестал возлагать особые надежды. Пытался найти цифры, подтверждающие годовое производство «Русской» в советское время на уровне 170 млн. дал. Не нашел, но верю «РСП». Если потребление водки и ЛВИ в Союзе было на уровне 13 л водки и ЛВИ в год, то доля «Русской» была на этом рынке около 43%−44%. В советское время это была самая простая водка. Жесткая, на спирте высшей очистке (это к тому, что прошла информация о восстановлении старой рецептуры, хотя уже в нашей истории ее производили на Люксе). И пили ее самые простые граждане, в деревнях охотно пили. Поскольку народ поинтеллигентнее брал тогда «Пшеничную», «Столичную», «Посольскую». Не стоит в очередной раз повторять историю угробления нашим государством своих брендов в интересах развития массы частных брендов. Но эта водка могла бы быть интересна даже в самом начале 21 века (на заре эпохи Путина) на зарубежном рынке, но тогда было не до того. Были другие бренды. И пусть планы по этой водки у РСП небольшие, даже при административном ресурсе эта водка разделит судьбу «Дымки». Если не одно НО.

Но для этого надо коснуться еще одного близкого нововведения на нашем рынке. На водку введут минимальную заводскую цену в 70 руб., оптовую – 77 руб. Цепочку завершит МРЦ в 89 руб. (кстати, прорабатывается вопрос о введении минимальных цен на спирт; вот это очень надо, а то в водочном секторе что-то меняется в лучшую сторону, а в спиртовом нет: легальное производство водки растет, а спирта продолжает сокращаться). В результате введения цепочки цен мы получим то, о чем так мечтали крупные федеральные операторы – после этого акта 90% дешевой водки в России будет стоить уже гарантированно от 100 руб. и выше. По 89 руб. будет продаваться водка местных заводов в своих регионах в своих магазинах и у ритейлеров со своими РЦ. Вроде, все. Любая привозная водка в любом регионе автоматически должна будет стоить не менее 100 руб. Автоматически вся привозная нелегальная должна вырасти до 100 руб., если все это будут проверять. До 2010 г. местные власти не хотели изгонять нелегальную дешевую водку по 50— 60 руб. – она играла роль «стабилизатора» ситуации. Теперь в интересах местных властей создавать условия для своих заводов по созданию ими фирменных магазинов для продажи там местной водки по 89 (или в любом случае по цене ниже прочей привозной легальной). Для этого надо только договориться администрации и владельцам завода с РАРом, чтобы не мешал честной работе ЛВЗ. В этой ситуации РСП вполне мог бы за 1 руб. с бутылки передать ТМ «Русская» региональным заводам для производства и продажи по 89 руб. именно этой водки на местных заводах в обмен на лояльность при выдаче лицензий и т.д. Но вроде идет информация, что «Русскую» хотят позиционировать в одну цену с «Дымкой» (100 и выше). Мне кажется – бессмысленная затея.

Парадокс России в том, что патриотизм в России готов проявить (в том числе и алкогольный) более бедный человек (возможно, потому, что ему вообще нечего терять). На «Русскую» можно было бы подсадить нашу нищету, если бы «Русская» стоила по 50 руб. при стоимости всей прочей нелегальной тоже по 50. А сегодня «Русская» по 100 руб. – уже затея спорная. 100 – рублевую водку сегодня пьют уже не самые наивные люди.

Возможно, что РАР и РСП благородно не станут использовать административный ресурс для продвижения водки «Русская», а зря. Вполне можно было ей «забить» 30% самого дешевого и абсолютно одинакового сегмента водки до 100 руб., а местные региональные заводы получили бы гарантии дальнейшей работы. Поскольку впереди 2011 год – массовой замены лицензий. «Варфоломеевская алкогольная ночь» будет длиться целый год. Крупняк лояльность власти получит, а вот середняки и ниже – вряд ли. Значительной части ЛВЗ осталось работать максимум год. Если ФАС в 2010 г. не поможет.

Но, похоже, что загружать работой по производству водки «Русская» РСП будет свои собственные активы (у нового РСП есть 5— 7 заводов, которые еще почему-то «дышат»; ими не успели вовремя распорядиться). С ними тоже надо что-то делать.

А вообще, начиная с апреля, ЦИФРРА ожидает дальнейшего снижения розничных продаж водки и ЛВИ (посмотрим, что покажет Росстат, который как-то учитывает и легальные и нелегальные продажи). Если падение розничных продаж по итогам 1 квартала было около 10%, то по итогам 2010 года мы можем увидеть падение на 15%−17% к 2009, если не введут отпускные цены с заводов на уровне 70 рублей, а если введут не позднее 1 сентября, то падение розничных продаж по итогам года будет ниже показатель Росстата 2009 на 20%. А рост легального производства водки и ЛВИ по итогам года не сможет превысить реальный показатель 2009 на 20% (хотя по итогам января – апреля уже выдан Росстатом мифический рост производства на 20%, а на самом деле всего около 6%). Росстат, видимо, решил скорректировать показатель января— апреля 2009; но если бы он его увеличил – было бы понятно (кто-то не успел отчитаться), а Росстат серьезно понизил показатель производства водки в январе— апреле 2009 г. задним числом – почти на 14%− вот этому-то ; ЦИФРРА не верит. Даже если вскрылась какая-то афера с марками 2009 г. уже в 2010 г., то это бы не отразилось на цифрах Росстата, тем более, что эти аферы пока еще продолжаются и в 2010 г.

Начали армянами, ими и закончим. После того, как они решили отказаться от термина «коньяк», уже не так странно выглядит их неожиданное решение бороться «с недобросовестной конкуренцией» на своем внутреннем рынке. На полках армянских магазинов копий известных брендов гораздо больше, чем на российских полках. Так, этикетки производимых компанией «Алекс Григ» водок с названиями «Зеленая метка», «Рудник», «Украина», «Хлопцы», «Медофе», «Премиум», «Хлебный дар» и ряд др. «до степени смешения» похожи на водки известных российских и украинских производителей. Российские компании к этому относились спокойно, а вот украинцы возмущались. Компания принадлежит армянскому депутату, ее и раньше штрафовали регулярно за эти нарушения. И вот теперь там новый виток борьбы государства с этим явлением.

2. Всякие разности

2.1 в России

Пиво лучше, чем о нем думали раньше депутаты Козел отпущения на политическом алкогольном рынке все равно нужен. Крепкий алкоголь им был всегда. Временно (с год примерно) таковым было и пиво. И вроде все уже склонялись к тому, чтобы признать пиво полноценным алкогольным напитком. Чем отвечает пивной рынок— эмоциями, связанными с единым подходом к регулированию водки и пива. Но мы уже указывали, что этим же законом регулируется и вино.

И вот 20 мая (почему–то об это мало писали) Председатель Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству, член фракции «Единая Россия» Е. Федоров объявил, что в вопросе о нормах употребления пива должен быть индивидуальный подход. «Совершенно ясно, что пиво содержит алкоголь, но это тот самый напиток, который составляет сегодня в нашей стране альтернативу крепкому спиртному», — отметил депутат в интервью «Новостям Федерации». В связи с этим он полагает, что потребление пива «снижает» у определенной группы населения тягу к таким «тяжелым» алкогольным напиткам как водка и ей подобным. При этом парламентарий поддерживает идею запрета ночной продажи пива. «Что касается ночного периода запрета на продажу алкоголя, то это дискуссионный вопрос, и мы готовы обсуждать здесь все предложения, включая инициативу Онищенко», — подчеркнул политик. Он также выступает за всемерное развитие социальной рекламы, информирующей россиян о пагубности чрезмерного употребления пива и прочих алкогольных напитков».
Вот такая цитата. Значит, в Госдуме не зря ничего до сих пор не приняли алкогольного и антиалкогольного. Там активно работало все это время пивное лобби, которое, в свою очередь, обвиняло все это время в активной деятельности мифическое водочное лобби. Увы, но оказывается наше водочное лобби опять, как всегда, обоср… Раз опять победила точка зрения на пиво, как на альтернативу крепкого алкоголя. Хотелось бы увидеть ту определенную группу населения, на которую ссылается политик, и взглянуть на результаты исследования этой группы населения, позволяющие делать подобные выводы.

Вывод, который сделали СМИ из выступления Федерова: «Пиво составляет в России реальную альтернативу крепкому алкоголю» — совершенно беспочвенный. Наоборот, история пива в России в 1995— 2009 убедительно доказывает (численно), что пиво, увеличив свое потребление в 5,5 раз до 81 л в 2007 г. и доведя абсолютный алкоголь в выпиваемом россиянами пиве до 4 л в год, только расширяло потребление алкоголя в России и прирастало к общему объему, не мешая развиваться рынкам крепкого алкоголя и их суррогатов, САН, вина и т.д. В который раз подчеркнем – пиво в России никогда не рассматривался населением как алкогольный напиток, а лишь как напиток для утоления жажды и конкурировал все последние 15 лет с безалкогольными напитками по цене и отчасти с САН. Другое дело, что хотелось бы в России увидеть такую же картину, как в цивилизованных странах, как слабоалкогольные напитки замещают крепкий алкоголь. Но там это делали вино и пиво. Если бы наши депутаты хотя бы 10% времени, которое они посвящают защите пива, отвели на мысли о винном рынке России, пользы было бы гораздо больше. В России только вино способно конкурировать и замещать крепкий алкоголь, но у винного рынка нет убедительных финансовых аргументов убедить в этом депутатов и чиновников (конечно, не в виде взяток, а в виде необходимой пиар— компании в органах власти).

В общем, Комитет по экономике прозрел, Госдума прозрела, хотя отвечающий за алкоголь в Думе г. Звагельский говорил, что с пивом они и дальше будут работать. Посмотрим.

Вот если бы пивняки и их лобби в Госдуме поставили вопрос иначе— в будущем времени, а не в настоящем — «мы хотели бы заместить пивом крепкий алкоголь; мы способны это сделать, тому есть такие-то доказательства жизнеспособности нашего плана». Но ведь этого нет. Есть всего лишь огульное охаивание мифического водочного лобби, которое, якобы, мешает пиву сохранить свои преференции. Я и сам пиво люблю, но истина – дороже. Пиво должно быть де-юре обычным (рядовым) алкогольным напитком, каковым оно и является де-факто. ;

Ну, а если Госдума реально решила замещать чем-то ; крепкий алкоголь, то следующим ее шагом может стать поддержка нелегальных портвейнов.



Кстати, как–то очень тихо прошла в России информация за день— два до выступления г. Федорова (видимо, он о ней еще не знал) – «производство пива в РФ в январе-апреле 2010 года снизилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 14.8% до 256 млн. дал. В апреле производство пива сократилось на 3.7% в годовом исчислении». Все идет по сценарию, который ЦИФРРА нарисовала в начале февраля, когда пивной рынок всем демонстрировал свое падение производства на 44% (при неизменном потреблении). Мы тогда объявили, что по итогам 1 полугодия спад составит максимум 10%. Так и будет. В январе-феврале было уже 30%; в январе-марте — около 20%, теперь за 4 месяца – уже около 15%. Если до конца года против пива ничего не примут, то его объем производства может быть по итогам года ниже всего на 4%−5% 2009 г. И это при утроении ставок акциза в 2010 г.

Москва

«Комсомолка» пристально наблюдает за противостоянием Московского Правительства и Федеральных пожарных властей – уже полтора месяца Москва принципиально не выдает лицензии на розничную торговлю алкоголем (без заключений пожарников). В газете «КП» вышла статья, а на радио «КП» в четверг был часовой эфир на эту тему, в котором принимал участие и я. Правда, газета старается «крутить» проблему вокруг «будущей» работы столичных кафе и ресторанов (там стали разрешать клиентам приходить со своим алкоголем; правда, лишь те, у которых проблемы с лицензией). В Москве не менее 14 000 магазинов, продающих алкоголь, и не менее 3 000 объектов Хореки. Чтобы заметить сокращение объектов, продающих алкоголь, нужнее больший отрезок времени. Проблема должна найти свое решение в короткий срок. Во время передачи очень грамотный юридический (длинный) ответ дал Москве пожарник. Если в двух словах, то Правительство Москвы пытается руководить Федеральной службой (что ей не по чину), а также пытается переложить свои функции на Федеральный орган (что тоже делать не следует). И уже стало ясно, что выходов в данной ситуации всего два: подчинение Федеральному решению и отказ Москвы от претензий к пожарным (хочет Москва, пусть сама создает при мэрии свою пожарную охрану и осуществляет проверки при лицензировании); или постепенное прекращение розничных продаж алкоголя в Москве по мере истечения сроков действия лицензий. Что выберет Москва?

Красноярск

Красноярские СМИ отмечают, что «жители Красноярского края стали больше любить коньяк». За январь-апрель 2010 года красноярцы приобрели 69 тыс. дал (на 2,89 млн человек по 0,24 л или по полбутылки на каждого), +25% к 2009 г. Кризис им ни почем. Красноярцы запивают кризис коньяком. Лидером же продаж среди алкогольных напитков по-прежнему остается пиво. За январь-апрель текущего года красноярцы купили 8 906 тыс. дал этого вида алкоголя (31 л на каждого), что всего на 0,9% меньше, чем в январе-апреле 2009 года. Как отмечают СМИ Красноярска: «Интерес к водке и винам у жителей края постепенно угасает. За 4 месяца текущего года красноярцы купили 1 054 тысяч дал водки и ЛВИ, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года меньше на 6,4%». Это по 3,65 л на душу за этот период. Это снижается интерес к легальному алкоголю. Водка реально подорожала до 89 руб., а теперь подорожает еще почти до 100 руб., меньше теперь ее покупают малоимущие, а больше – суррогатов.

И, что удивительно – пиво по последним мнениям политиков (если судить по последнему выступлению председателя Комитета Госдумы Федорова) должны было закрыть собой этот спад на 6,4%, а оно не растет в регионе, почему-то не компенсирует водку. Виноградных и плодовых вин жители региона приобрели на 3,8% меньше (523 тыс. дал) – по 1,8 л на каждого за это время. Мало.

Пора, наконец, государству разобраться с этой всенародной, противоестественной, кризисной любовью россиян к коньяку и бренди, и ввести, наконец, минимальные цены на коньяк. Хотя по итогам января— апреля 2010 г. рост производства кризисного российского крепкого напитка уже прекратился.

Питер

Как Премьер пытался в конце 2008— начале 2009 убеждать нас в том, что Россия — тихая гавань мирового кризиса (слава богу – он это делать бросил), так некоторые исследователи и сегодня пытаются всех нас убедить в каких-то странных числах и цифрах. Действительно, «алкогольная продукция и пиво занимают значительную долю в розничном обороте продовольственных товаров в России — на них приходится около 19% всего товарооборота продуктовых магазинов». Но при этом: «по данным Петростата, в 2008 году объем розничной торговли алкоголем в Санкт-Петербурге составил 169 л на душу населения, в 2009 году потребление алкоголя составило порядка 205 литров на человека (ежегодный прирост на 23%). По числу потребителей алкоголя город находится на 3−м месте». Откуда такой рост на родине трех революций и двух Президентов? Питер надо спасать то ли от статистиков, то ли от пьянства.

Пермский Край миллионеров

А статистика УФНС Пермского Края выявила реальных и легальных потребителей премиального сегмента в 2009 г. В Пермском крае 5 199 миллионеров— людей, чей декларационный доход превышает 1 млн. руб. в год. Среди легальных Корейко – ряд групп. Первая, самая многочисленная, — 4 488 человек с доходом от 1 до 10 млн. руб. В сравнении с 2008 годом число таких миллионеров снизилось вдвое. В 569 декларациях заявлен доход от 10 до 100 млн. руб. (в 2008 году таких деклараций было 724). Зато число пермских миллионеров с доходом от 100 до 500 млн. руб., хоть и ненамного, но увеличилось. 122 человека против 117 в прошлом году. Крупных миллионеров — с доходом свыше 500 миллионов рублей — в Пермском крае всего 20.

После такой процедуры налоговой службы, учтя, что потребление этих 5 200 человек плюс по 4−5 человек членов их семей плюс потребление на корпоративах плюс на определенных торжествах - есть определенная величина, можно сравнить ее с реальными продажами премиальной продукции и понять – а сколько граждан у нас пользуется премиальным продуктом «незаконно» в премиальном секторе Пермского Края.

МЗ «Кристалл»

Как-то очень незаметно отчитался о результатах своей работы МЗ «Кристалл». Тем более, что теперь это частное предприятие, по итогам января— апреля стало первым в России по объемам производства водки и ЛВИ. Могло бы финансовые результаты вообще не обнародовать. Итак, завод в I квартале 2010 года снизил чистую прибыль до 1,3 млн. рублей против 54,7 млн. рублей за соответствующий период прошлого года (в 42 раза), сообщается в ежеквартальном отчете компании. В то же время предприятию удалось несколько увеличить выручку в I квартале — до 829,9 млн. рублей против 828,7 млн. рублей в I квартале 2009 года. Да, рост выручки – на 0,145%. При такой выручке доля чистой прибыли (1,3 млн. руб.) составила около 0,157% от выручки. Не позавидуешь новому владельцу завода, раньше чистая прибыль была ощутимей (может, контроль государства был жестче за своими деньгами, когда 51% акций находился у «РСП» -«ВТБ»?).

В сообщении приводится динамика работы завода России №1−2. «В 2009 году чистая прибыль предприятия составила 137,8 млн. руб. (выручка 4,3 млрд. руб., доля прибыли – 3,2%); в 2008 — 157,6 млн. руб. (в 2009 — на 12,6% ниже) при выручке 4,9 млрд. руб. (в 2009 на 12% ниже), а доля прибыли в 2008 составляла – те же 3,2% от выручки. Стабильность в отчете – залог мастерства.

При такой динамике и таких показателях 1 квартала – как бы завод вообще не стал убыточным в 2010 г. Трудно «РСП» руководить таким активом.

2.2 За рубежом

Великобритания

Новое правительство «предложило закрывать или отбирать лицензии на продажу алкоголя у тех супермаркетов, которые продают алкоголь ниже его себестоимости, используя это для привлечения в магазин большого количества покупателей, которые, попав туда, вероятно, будут приобретать и другие, более дорогие товары». Исполнительный директор британского отделения компании Tesco тут же призвал правительство страны рассмотреть возможность установления минимальной розничной цены продажи на алкоголь, как «меру по борьбе с неумеренным потреблением алкоголя в Британии». Это будет серьезное психологическое потрясение для основы основ свободного рынка.

Украина

Украина в который раз за последние 5 лет возвращается к теме приватизации спиртовой отрасли. Министр экономики Украины собирается организовать приватизацию предприятий «Укрспирта». По его словам, если верить документам, предоставляемым госконцерном «Укрспирт», государственная монополия на производство спирта является убыточной. «То есть формально действующая монополия на производство спирта для страны невыгодна! Поэтому я отстаиваю разгосударствление отрасли», — заявил министр экономики. Там также государство и окологосударственные люди доконали спиртовую отрасль как и в России (особенно у нас это происходило в 2007 – 2009 г.г., даже после двух писем спиртовиков Президенту в первой половине 2007 г.).

У нас же, к сожалению, находятся влиятельные люди (влияющие на общественное мнение — вроде Мединского с его популярными «мифами о России»), которые продолжают настаивать на госмонополии на спирт и крепкий алкоголь, мотивируя это борьбой с алкоголизацией населения. Хотя даже Миронову, видимо, объяснили ошибочность его экономической алкогольно— монопольной теории. Понятно, что мы сейчас в такой фазе развития, когда государство – не может и не умеет, частник – остерегается, а общество не сформировано и не способно; так вот эту ситуацию лучше не ухудшать еще и госмонополией на спирт или алкоголь в кризис. Будет еще хуже.

Но и в России Росалкоголю пора заняться спиртовым рынком. Производство легального этилового ректификованного спирта из пищевого сырья в 2010 г. не обеспечивает даже легальный сектор производства водки и ЛВИ необходимым объемом.

Прибалтика

Одним из главных требований ЕС к Правительствам государств, которым Союз готов оказать помощь – снижение расходов и рост акцизов. При этом рост ставок акцизов – однозначно путь к развитию нелегальных алкогольных рынков в этих государствах. В этих странах алкогольные рынки и так достаточно разбалансированы (Украина, Прибалтика и т.д.).

Вся Прибалтика выполнила требования ЕС по новым высоким ставкам. В результате их легальные рынки упали в объеме продаж до 30%. По данным литовской Ассоциации по продаже алкогольных напитков, в I квартале 2009 года, в Литве (а там ставки акцизов выросли в 2,3 раза) в бюджет было собрано на 18,31 млн. литов меньше акцизных взносов за продажу алкоголя, чем за аналогичный период в 2008 году. В результате эффект получен обратный. Вот такова плата за зарубежную помощь.
Категория: Мои статьи | Добавил: 79-й (25.05.2010)
Просмотров: 870 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню АлкогольСайта
Поиск по сайту
Copyright MyCorp © 2020

Хостинг от uCoz