Суббота, 08.08.2020, 04:07
Национальная Алкогольная Система
Алкогольный-Чат
Алкоголь-опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 311
Главная » 2011 » Сентябрь » 4 » «Скоро мы будем пить китайское вино». Интервью с директором по маркетингу ООО «Уралторгсервис» Татьяной Ивановой
17:09
«Скоро мы будем пить китайское вино». Интервью с директором по маркетингу ООО «Уралторгсервис» Татьяной Ивановой
В интервью «НЭП» Татьяна Иванова рассказала о тенденциях, которые отмечались на алкогольном рынке Свердловской области в I полугодии 2011 года, о перспективах развития российского виноделия, новых игроках на мировом рынке виноделия, и о том, чего не хватает уральским производителям алкогольной продукции. 

– Какие тенденции проявились на рынке алкогольной продукции Свердловской области по итогам I полугодия 2011 года? 

– Главная тенденция, которая отмечается уже не первый месяц, – это снижение продаж водки. По данным статистики, в июле на территории области было продано 2 млн 911,5 тыс дкл водки, что на 15,9% меньше, чем в аналогичном периоде прошлого года. В июне на Среднем Урале было продано 2 млн 382,3 тыс дкл водки (на 18,5% меньше, чем в июне 2010 года). Показатели ужасающие. Причем, в то, что люди стали пить меньше, я не верю. Частично водка «уходит в тень», соответственно, растет доля нелегальной продукции. В тех областных городах, где покупательская способность населения очень низка, люди при зарплате 5−6 тыс рублей просто не могут позволить себе купить водку даже по минимальной цене в 98 рублей. По прогнозам аналитиков цена на водку будет расти вплоть до 2014 года, пока не достигнет своего максимума в 350 рублей. Можно представить, на сколько вырастет доля суррогата к этому времени. 

Что касается коньяка и вина, то здесь мы такой тенденции не отмечаем. Этот рынок достаточно стабильный. Хотя на коньяк с 1 января 2011 года также была установлена минимальная цена в 193 рубля за 0,5 литра, снижение продаж по этому продукту не последовало. Так в июле 2011 года объем продаж коньяка и коньячных напитков составил 356,91 тыс дкл, что на 7,3% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Объем продаж виноградного вина составил 2 млн 700,3 тыс дкл (на 2,5% больше, чем в 2010 году), шампанского и игристых вин – 553,1 тыс дкл (на 1,9% больше, чем в 2010 году). 

– Какие проблемы сегодня приходится решать дистрибьюторам алкогольной продукции? 

– В этом году ужесточились проблемы с импортом вина. Это произошло в связи с тем, что центральная акцизная таможня существенно повысила минимальную стоимость столового вина, ввозимого в Россию из ряда Европейских стран, что автоматически увеличило расходы поставщиков на уплату пошлины. Для конечного потребителя это опасно повышением цен. Например, вина Франции подорожают в два раза, вина Италии – в полтора раза. Премьер министр Италии по этому поводу общался с нашим премьером. Он говорил о том, что повысив пошлины, Россия фактически закрыла себе доступ к качественному вину. В этой связи очень остро встает вопрос развития собственного виноделия в России. Накануне президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что он зальет российскую водку вином. Предпосылки для развития виноделия в России есть. Эта отрасль развивалась в нашей стране вместе с мировым виноделием до эпохи Горбачева, когда был отдан приказ вырубать виноградники. Вот тогда мы сделали большой шаг назад и на долгие годы потеряли эту отрасль. Между тем, у нас есть перспективные регионы, которые можно осваивать. Там работают специалисты. Главная задача на сегодня – догнать по уровню развития зарубежные страны. 

Стоит отметить, что российские вина уже сегодня занимают престижные места на международных выставках. Ведь все привыкли к традиционным сортам вина – Каберне, Шардене, Мускат. То, что у нас есть в России не похоже ни на один европейский классический сорт, но от этого они не становятся хуже. Люди, которые пресытились ароматом классического вина, хотят попробовать что-то новое, мир хочет попробовать что-то новое. И как раз российские вина дают такую возможность. В январе 2009 года на прошедшем дегустационном конкурсе The International Wine and Spirit Competition (IWSC) российские вина были отмечены наградами. Серебряную медаль («лучшее в категории»), получило Ice Wine Myskhako 2007, Бронзы удостоились Chateau Le Grand Vostock Le Chene Royal 2005 и Chateau Le Grand Vostock Cabernet Saperavi Selection 2007. 

– Столичные эксперты в один голос заявляют, что виноделие на сегодняшний день является одной из самых перспективных отраслей. Вы согласны с этим? 

– На сегодня виноделие действительно самая перспективная отрасль. Китайцы это уже поняли, и начали активно развиваться в этом направлении. Сегодня они занимают уже 6,2% от общемировых площадей виноградников. С 2000 по 2009 годы они увеличили площади виноградников на 62%. Это самый большой прирост. Китай вообще стремится стать одной из ведущих стран в области виноделия. Последний год, они активно скупают виноградники во французском Бордо, учатся виноделию, поэтому уже очень скоро мы будем пить китайское вино. 

За китайцами следует Чили (прирост виноградников с 2000 по 2009 годы на 21%) и Аргентина (прирост 17%). Самая большая доля виноградников традиционно принадлежит Испании (14,8%), Франции (10,9%) и Италии (10,8%). Доля российских виноградников, к сожалению, пока составляет всего 0,6%. Конечно, выходить на мировой рынок после столь долгого перерыва очень сложно. Виноградари говорят, что для того, чтобы посаженная лоза дала виноград, из которого потом можно было бы сделать вино, должно пройти минимум семь лет. Но наши регионы Дон и Тамань исторически являются винодельческими, поэтому возродить традиции там будет не так сложно. 

– Как вы считаете, могут ли свердловские предприятия производить качественное вино? 

– Сегодня в России сложилась такая ситуация, что если даже весь виноград, который у нас производят в южных районах, будет преобразован без потерь в вино, то его хватит, чтоб удовлетворить лишь четверть существующей потребности. Все остальное, что мы сегодня видим на прилавках, произведено из импортных виноматериалов. Полуфабрикатное вино, виноградное сусло, или концентрированный виноградный сок везут по морям главным образом из Латинской Америки (Аргентина, Чили и даже Уругвай) и Европы (Испания, Италия, Франция). Принимают все это жидкое сырье в больших терминалах в Выборге, Новороссийске и на Тамани, затем оно расходится по многочисленным винзаводам. Свердловские предприятия вполне могут производить качественный продукт с использованием виноматериалов. Другой вопрос, что этот продукт должен быть именно качественным, а иначе его не будут покупать. 

Мы понимаем, что вино из виноматериалов будет отличаться от натурального вина. Однако практика показывает, что вино из виноматериалов вполне может быть качественным. Например, француз Франк Дюсенер из кубанского хозяйства «Аврора» лично выбирает подходящие вина на винодельнях Франции, Италии и Туниса. Винодел творчески купажирует вина, стараясь придать конечному продукту свой стиль. Вино, конечно, получается не натуральное, но его вкусовые качества максимально приближены к эталону. 

– Ряд СМИ не так давно публиковал информацию о возвращении на российский рынок грузинских вин. Как вы считаете, будут ли они пользоваться таким же спросом, как прежде? 

– Конечно, на рынке «свято место пусто не бывает». У нас был прецедент, когда молдавские вина ушли с рынка, а по возвращении смогли занять не более 2−3% рынка. Что касается грузинских вин, то в России еще много людей хорошо помнят грузинские вина, их вкус и качество. Если Грузия предложит то же качество, то у грузинских вин будет шанс завоевать хорошую долю рынка. Но здесь очень важным будет вопрос ценообразования. Сегодня мы привыкли пить французское «вино» за 150 рублей, и никто не будет покупать грузинское вино, которое будет намного дороже. 

– Вообще на ваш взгляд, насколько развита в Свердловской области культура потребления вина? 

– У нас в России в целом очень низка культура потребления вина, в Свердловской области и подавно. Люди не умеют, не только выбирать вино, но также не умеют его пить и читать этикетку. Они не понимают, что покупают. Ведь даже наши хорошие вина изначально не могут дешево стоить, это же не разведенные вина. Многие же просто не понимают, почему вино может стоить так дорого. Я много езжу по Свердловской области и могу сказать, что ценовой сегмент вина, которое покупает население областных городков, колеблется от 100 до 150 рублей. Вы же понимаете, что хорошее французское вино не может стоить 120 рублей. Если собрать все акцизы, перевозку, пошлины и прочее, то будет понятно, сколько может стоить вино. Более-менее приличное вино у нас стоит минимум 250 рублей. Во Франции градация цен на вина такая: 40 евро стоит дешевое столовое вино, 60 евро – хорошее столовое вино, от 120 евро начинаются цены на хорошее вино, которым действительно можно гордиться. Но хорошее столовое вино тоже имеет место быть. Почему бы нашим предприятиям не делать такое. 

– В Свердловской области в настоящее время активно идет процесс перелицензирования. Насколько сложно рынок переживает этот процесс? 

– Лицензирование приучает к порядку. При перелицензировании существуют нормы и правила. Если все соблюдать, то получить лицензию очень легко. Если нарушать правила, то лицензию ты не получишь, и обижаться можешь только на себя. Однако в Екатеринбурге я не знаю ни одного предприятия, которое соблюдало бы все правила перелицензирования и которое бы его не прошло. 

– Это связано с работой регулирующих органов? 

– В общем-то да. Вся беда нашей страны в отсутствии должного контроля. Мы принимаем законы, а как они будет исполняться никому не понятно. В США, например, если кто-то нарушит хоть один пункт договора, его заклеймит вся мировая общественность, с ним никто работать не будет. У нас такое сложно даже представить. В России очень хорошо принимают законы, но контролировать их исполнение не умеют, отсюда все беды. 

– К вопросу о законах. Отразится ли, на ваш взгляд, закон, приравнивающий пиво к алкоголю, на рынке алкогольной продукции? 

– Вы понимаете, пиво это весьма специфический сезонный продукт. Я считаю, что закон абсолютно справедливый, ведь в пиве тоже есть градусы. Пока закон на рынок никак не повлиял, просто не успел еще. Однако в дальнейшем, думаю, влияние свое он окажет. Ведь сегодня пиво является самым доступным алкоголем, самым дешевым. Судите сами, самая дешевая водка стоит 98 рублей за 0,5 литра. Сколько на эти деньги можно купить пива? Если цены на пиво повысят, то люди будут иметь выбор – купить пиво или другой алкоголь за те же деньги. Конечно, в этом случае пивовары понесут потери. Зарубежные компании, а 80% рынка пива занимают иностранные компании, уже высказали свои опасения по этому поводу. Как эти компании себя поведут в дальнейшем неизвестно, возможно, кто-то уйдет с рынка. 

– Что касается продукции свердловских производителей, почему так мало продукции местных производителей представлено сегодня на полках магазинов? 

– Все зависит от качества. Понятно, что на Урале виноград не растет и не вырастет, но можно делать вино из виноматериалов приличного качества. Казанский ликероводочный завод делает прекрасное шампанское из импортных виноматериалов. Свердловчане тоже могут, но почему-то не делают. В результате, доля местных производителей на рынке Свердловской области составляет всего 9,98%, на долю российских производителей приходится 89,7%, на долю импортных производителей – 10,3%. Мощности уральских предприятий загружены всего на 20%. Сегодня остро стоит вопрос развития местной продукции, хотя бы водки. Вопрос даже не в качестве, вопрос в деньгах. У наших предприятий слишком малы бюджеты, нет денег на маркетинг. Нашим заводам негде взять денег на продвижение. Программа «Покупай местное» на алкогольном рынке практически не работает, а людей нужно знакомить с продуктом. 

– Как вы считаете, антиалкогольная кампания, проводимая государством, является действенной мерой в борьбе с алкоголизмом? 

– Все антиалкогольные реформы, проводимые в России, со времен Петра I заканчивались крахом. Русские люди как пили, так и пьют по сей день. Одна из основных задач антиалкогольной кампании сегодня, на мой взгляд, это сделать так, чтоб люди не пили суррогат. Другая задача – обеспечить достойный уровень жизни населения. В небольших городах области, где нет работы, люди спиваются гораздо быстрее. Люди пьют от скуки. Поэтому, я считаю, что необходимо не просто принимать законы и устанавливать запреты, важно еще обеспечить население работой, достойными зарплатами, тогда от реформы будет эффект. 

Просмотров: 339 | Добавил: Vyacheslav | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню АлкогольСайта
Поиск по сайту
Copyright MyCorp © 2020

Хостинг от uCoz